Из истории музыки Поля Мориа в России

В конце 40-х изобретение стандарта звукозаписи mono Hi-Fi, виниловых пластинок на 33 и 45 об./мин. и аппаратуры для их воспроизведения, придало динамичности развитию индустрии звукозаписи во всем мире. В начале 50-х на американской и европейской эстраде появилось множество оркестров легкой музыки, которые образовали новое направление, которое принято называть «easy listening», иначе — «light music», «mood music» или «ambient music». Репертуар эстрадных оркестров составляли переложения популярных мелодий и песен, так и оригинальные произведения.

Известными пионерами легкой оркестровой музыки в США стали оркестры Мантовани (Mantovani), Перси Фейcа (Percy Faith), Берта Кемпферта (Bert Kaempfert), Андре Костелянца (Andre Kostelanetz), Нельсона Риддла (Nelson Riddle), Генри Манчини (Henry Mancini), оркестр и хор под управлением Рэя Конниффа (Ray Conniff). В тоже время в Западной Европе известность получили немецкие оркестры Вернера Мюллера (Werner Muller), Хельмута Захариаса (Helmut Zacharias) и французский оркестр Франка Пурселя (Franck Pourcel).

В конце 50-х с изобретением стандарта stereo Hi-Fi жанр получил развитие. В середине 60-х на это поле вступили немецкий оркестр под управлением Джеймса Ласта (James Last), итальянские – Фаусто Папетти (Fausto Papetti), Нини Россо (Nini Rosso), испанский оркестр Вальдо де лос Риоса (Waldo de Los Rios) и сразу три французских маэстро: Поль Мориа (Paul Mauriat), Раймон Лефевр (Raymond Lefevre) и Клод Каравелли (Claude Caravelli). В руководители оркестров из аранжировщиков и аккомпаниаторов их вывели крупные компании звукозаписи. Своеобразное соревнование между оркестрами фактически стало следствием конкуренции между «Decca Records», «Capitol Records», «CBS Records», «EMI», «Philips», «Barclay», «Polydor».

Изначально оркестры складывались как студийные. Записи коллективов различались фирменным звучанием, репертуаром и особенностями аранжировок, по которым можно было судить о музыкальных пристрастиях и специализации их лидеров. Обычно оркестры выпускали несколько дисков в год, достаточно скоро отражая веяния музыкальной моды.

Оркестры радовали своих слушателей записями и выступлениями на протяжении долгих десятилетий. Период активности большинства их пошел на убыль в 80-х, поскольку они перестали приносить прибыли компаниям звукозаписи, и те теряли к ним интерес. Во главе известных оркестров стояли мастера аранжировки и композиторы чутко воспринимающих красоту мелодий, ритмов, звука. Их имена навечно занесены в Красную книгу мировой эстрады. Наиболее известны в СССР были оркестры Фаусто Папетти (1923-1999), Франка Пурселя (1913-2000), Рэя Конниффа (1916-2002), Поля Мориа (1925-2006), Джеймса Ласта, который до сих пор обладает завидной активностью.

«ЗАВОЕВАНИЕ» СССР

Проникновение западной эстрады в СССР совпало с началом «хрущевской оттепели» 50-х. Это были американские биг-бэнды, джазовые певцы, ритм-н-блюз и рок-н-ролл, в 60-е – английский поп и рок. Разнообразие музыки и исполнителей с «загнивающего запада» подогревало интерес советских людей к загранице. Можно сказать, что в определенном смысле музыке также принадлежит роль в открытии «железного занавеса» между СССР и Западом. Ее путь сквозь него был тернист. В радио- и телеэфир она появилась лишь в 70-е годы. А перед этим продвижение велось на пленочно-пластиночном фронте.

В основном существовал обмен магнитофонными записями с зарубежных пластинок. Как это было рассказывает член нашего клуба коллекционер Игорь Карпов из Москвы:

— Мой отец увлекался классическим джазом, свинговыми биг-бэндами, оркестрами Гленна Миллера (Glenn Miller), Арти Шоу (Artie Shaw), Гарри Джеймса (Harry James) и т. п. Где-то в 70-м он переписал у друга на магнитофон альбом Конниффа «World of Hits» (1966). На фоне остальных его любимцев Коннифф очень сильно выделялся. Спустя четыре года я вновь услышал его оркестр и хор на первой купленной отцом фирменной пластинки «The Impossible Dream». По удивительному стечению обстоятельств в тот год Рэй Коннифф приехал на запись диска в Москву и его показали в новогоднем «Голубом огоньке». Спустя много лет я и сам повстречал Рэя Конниффа на его концерте в Бразилии.

После Конниффа в самом начале 70-х последовал оркестр Джеймса Ласта. Его нон-стопы выпускались на пластинках в серии «Мелодии и ритмы». И чуть позже я открыл для себя оркестр Поля Мориа. Его диск «Музыка из кинофильмов» сразу же покорила меломанов, включая меня. Несколько дисков Мориа вышли в СССР, которые сразу же стали дефицитом.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПИРАТСТВО

Как известно в СССР не было понятия об интеллектуальной собственности. В частности не было четких понятий об авторском и исполнительском праве. За 20 лет в современной России сделали шаги в сторону соблюдения этих прав, но они пока еще не достаточные. История каждый раз повторяется, меняются только носители звука: в 50-х — музыка на «ребрах», в 70-х и 80-х – на магнитофонных лентах, в 90-х – на кассетах и пиратских компакт-дисках, в начале XXI веке — это MP3. Этот популярный нынче формат записей стал поистине народным (а труд композиторов и музыкантов – доступный каждому) с помощью «развитой» сети интернета дало изобилие, о котором даже не помышлял Леонид Ильич Брежнев. «Коммунизм» все-таки победил, хотя и отчасти в отдельно взятой стране.

В начале 60-х фирма «Мелодия» начала выпускать серию музыкальных сборников «Музыкальный калейдоскоп». На пластинках вперемежку с фортепьянными интерлюдиями звучали записи таких звезд как Ф. Синатра (F.Sinatra), Э. Фитцжеральд (E.Fitzgerald), Э. Пресли (E.Presley), Далида (Dalida), Ш. Азнавур (C.Aznavour), К. Валенте (C.Valente), оркестр и хор Р. Конниффа (R.Conniff), оркестр Ф. Пурселя (F.Pourcel)… Все это были монофонические записи невысокого качества. Таким стало начало легализованного государством пиратства.

Тем не менее, западных музыкантов от их далеких советских радиослушателей отделяла целая цепочка действующих лиц. Первыми слушателями и обладателями их дисков становилась дипломаты и гастролирующие музыканты, спортсмены и моряки дальнего плавания, журналисты-международники и просто командировочные за границу. По знакомству пластинки привозили на обратном пути в Москву стюарды международных авиарейсов. Продолжает коллекционер Игорь Карпов:

— В 1970-м году мой папа поехал по путевке в ГДР. Там, как оказалось, с пластинками было гораздо лучше, чем в Советском Союзе. Не помню сколько дисков привез оттуда отец, но две были незабываемы: это английский оркестр Кенни Бола (Kenny Ball) «Concert in Berlin» и вторая — «Bing & Louis». Обе были изданы на фирме «Amiga» в ГДР.

Через три года отец по счастливой случайности приобрел путевку «Куба — Марокко — Франция» (как это ему удалось — отдельная песня). На всю поездку им поменяли всего 40 рублей! Естественно, на эти деньги много не привезешь. Но «голь на выдумки хитра», отцу удалось продать на Кубе нейлоновую рубашку (у них тоже был дефицит), в Марокко — несколько бутылок русской водки, фотоаппарат «Зенит» и что-то еще, не помню. Оттуда он привез кое-какие пластинки (в основном американские биг-бэнды «эры свинга» Бенни Гудман (Benny Goodman), Джин Крупа (Gene Krupa). Отец потом сожалел, что купил несколько дисков в Марокко, потому что, когда они прилетели в Париж, оказалось, что там эти же пластинки стоят дешевле. Джаз тогда уже не был в моде и джазовые пластинки были выставлены не в главном зале магазина, а подвале.

Дело было в том, что в СССР, который считался страной победившего социализма, обществу, жившему при дефиците всего, уже было не все равно, что кушать и что слушать. И когда появляется спрос, то… из некоторых филофонистов рождались неплохие коммерсанты – фарцовщики. Они занимались скупкой у иностранцев различного рода вещей, включая музыкальные диски, которые те специально привозили с целью сбыта. Вспоминает Игорь Карпов:

— В 1974 году отец познакомился с несколькими московскими фарцовщиками. В этот период я тоже начал интересоваться музыкой, и отец взял меня с собой в гости к одному из них. Я был в шоке! То, что я увидел я не мог представить ни в одном советском магазине грампластинок: во-первых, стерео-проигрыватель «Philips» с алмазной иглой, во-вторых, горы западных пластинок с великолепно оформленными конвертами, лежащие на полках, в шкафах и на полу. Там был и рок и поп и джаз, различные оркестры. Цены тоже кусались: оркестры и эстрада стоили примерно 25 — 40 рублей, рок стоил дороже. Французские диски В.Высоцкого (вышедшие в 1977 году) стоили 70 — 90 рублей. Средняя зарплата тогда была 120 — 150 рублей в месяц, но настоящих меломанов это не останавливало. При мне один официант из Волгограда набрал дисков на 400 рублей. Неплохо жили тогда официанты.

МУЗЫКА В РАДИОЭФИРЕ

В 1973 году популярный музыкальный журнал «Кругозор» впервые рассказал о Поле Мориа, как руководителе собственного гранд-оркестра. С музыкой оркестра Поля Мориа советские слушатели познакомились еще раньше — с 1970 года. Впервые она звучала по радио «Маяк» в первой радиопередаче, посвященной новинкам зарубежной эстрады — «Запишите на ваши магнитофоны». Ее авторами были Григорий Либергал и Галина Гордеева. Вел передачу Виктор Татарский.

Генератором идей, поставщиком оперативной информации и музыкального материала был Григорий Либергал, обладающий широкой эрудицией как музыкальный критик. Рассказывает музыкальный редактор Всесоюзного радио Галина Гордеева:

— К нам в редакцию на улицу Качалова постоянно заходили люди: композиторы, исполнители, поэты, корреспонденты иновещания. Однажды меня кто-то познакомил с Григорием Либергалом, который учился на историческом факультете МГУ и работал переводчиком в кинотеатре «Иллюзион». Я сразу поняла, что Гриша – большой умница. Он подал идею передачи о зарубежной эстраде, поскольку зарубежная музыка была в очень ограниченном количестве. В нашей передаче впервые по радио прозвучали «The Beatles» и другие известные зарубежные группы. Так мы с Гришей первыми пробили брешь, он стал нашим внештатным сотрудником.

Очень часто в письмах в редакцию нас просили повторить записи, и видимо название передачи «Запишите на ваши магнитофоны» родилось само собой.

Гриша был основным создателем, а я — техническим организатором всего и была на подхвате по социалистической эстраде стран Восточной Европы. В передачу мы также были обязаны включать и наших исполнителей. Я старалась пробивать в эфир, чтобы они не просил.

Передачи записывали раз в две недели. Я попросила Виктора Татарского стать ведущим, он только читал заготовленные тексты своим прекрасным голосом. В передаче за 25 минут звучали пять песен с рассказом о каждой из них, новости мира музыки без политической окраски. Через определенное количество выпусков составлялись хит-парады по письмам читателей. Писали нам очень много.

Гриша не обладал каким-то особым журналистским даром. У него были информационно насыщенные, но сухие-сухие тексты. Он имел доступ к журналам, ночами слушал «Голос Америки».

Он часто будоражил меня. Образно говоря, мог среди ночи позвонить и сказать, что срочно нужно в аппаратной переписать совершенно новую песню, которая даже еще не вышла в Америке, а он только что ее получил! У нас была целая гонка! Из-за того, что песни не должны были повторяться в эфире, у нас шла борьба. Люди хотели слушать уже известное.

Подобная актуальность для советского человека была не к чему, но Гриша меня так заражал своим ребяческим горением, что мне было с ним интересно работать. Я ему во всем помогала.

Все песни на иностранных языках необходимо было переводить, чтобы затем их утвердить у руководства. Иногда переводы делал он сам. Спустя некоторое время формат передачи изменился, она стала называться «На всех широтах». Я делала ее до февраля 1973 года. После рождения сына у меня передачу забрали, и Либергал перестал быть в числе ее авторов.

Формально с помощью «Запишите на ваши магнитофоны» осуществлялась попытка отучить молодежь слушать запрещенные радиостанции. Но в самом начале своего существования над передачей нависла угроза закрытия. Рассказывает джазовый пианист Валентин Тернявский, в то время музыкальный руководитель радиостанции «Маяк»:

— Достать тогда пластинки таких модных групп, как «The Beatles», «Rolling Stones», было практически невозможно, а тут в эфире «Запишите на ваши магнитофоны» – 25 минут самого свежего и качественного музыкального товара. Редакция «Маяка» стала получать мешки писем примерно с таким соотношением: 90% с просьбой увеличить передачу, а 10% – закрыть как вредную.

И вот раздается телефонный звонок. Я узнаю голос Сергея Георгиевича: «Прошу Вас завтра прибыть в ЦК партии, в сектор радио и телевидения к товарищу Орлову к 10 часам. Пропуск заказан».

Точно в 10 часов с огромной сумкой радиобобин я оказываюсь в кабинете Юрия Викторовича Орлова. За столом – несколько непроницаемых чиновников.

– Ну, давайте слушать. Какой хронометраж?

– Каждой программы – 25 минут.

Прослушали первую. Лица все более хмурые. «Ну, – думаю, – беды не миновать».

Началась вторая программа.

– Ну, что это за вопли? – реплика Юрия Викторовича.

— Это не вопли, а крик отчаяния в борьбе за национально-освободительное движение.

Я уже распаляюсь: «Юрий Викторович, наша молодежь должна слушать «Маяк»: и информацию, и музыку, а не «Голос Америки». Это прозвучала знаменитая «битловская» песня «Bangladesh» – в защиту угнетенного народа. Мы же этим отвлекаем нашу молодежь от зарубежной пропаганды».

Юрий Викторович: «Ну, что ты разбушевался? Вот что. Мы сейчас с тобой пообедаем. Посмотри меню комплексного обеда за один рубль 60 копеек. Но прежде у меня к тебе просьба: перепиши все это лично для меня, дети интересуются».

Отголоском этих радиоэфиров в 70-х стали устойчивые слухи в молодежной среде: Радиокомитет получает по подписке со всех импортных лейблов все их выходящие альбомы. Каждый из ребят мечтал хотя бы раз попасть в заветную фонотеку на Пятницкой, 25… Однако там их ожидало бы разочарование еще и потому, что она находилась не по фактическому адресу радиостанции «Маяк», а в фондах Всесоюзного радио, в Государственном доме радиовещания и звукозаписи (ГДРЗ) на улице Качалова, 24.

МУЗЫКА В КИНО, НА ТЕЛЕВИДЕНИЕ, В ТАНЦАХ НА ЛЬДУ

В 1970 году на экраны кинотеатров вышел фильм о войне режиссера Марлена Хуциева «Был месяц май» (киностудия «Мосфильм», 1970). В драматичном финале картины многим запомнилась пронзительная обработка песни из репертуара Далиды «Mama» в исполнении оркестра Поля Мориа. Поскольку авторам и исполнителям используемой музыки никаких отчислений не делали, то и в титрах они не указывались.

В 1973 году страна присоединилась к Женевской всемирной конвенции об авторском праве, и советские режиссеры стали поступали мудрее. В фильме «Сто дней после детства» режиссера Сергей Соловьева (киностудия «Мосфильм», 1975) в финале картины звучит музыка композитора Исаака Шварца, местами напоминающая аранжировку Поля Мориа мелодии “Les moulins de mon coeur”.

Тем не менее, музыкой оркестра Поля Мориа продолжали пользоваться в кино, вплетая в сюжеты мелодии не целиком, а лишь частично. Например, по сюжету фильма «Молодая жена» («Ленфильм», 1978) герой включает приемник в столовой, откуда льется «Les moulins de mon coeur»; в другой раз герой запускает домашний проигрыватель, через который играет лирическая «Holydays» с несуществующей советской грампластинки оркестра Поля Мориа.

Дальше всех пошли грузинские кинематографисты, сделавшие две музыкальные короткометражные ленты о приключениях трех дорожных разметчиков под музыку оркестров Поля Мориа и Франка Пурселя.

В 70-е годы музыка оркестра Поля Мориа стала набирать обороты в эфире радио и телевидения, поскольку их фонотеки были скудны на легкую инструментальную музыку. В фондах в больших объемах имелась народная-балалаечная и классическая инструментальная музыка, которая не могла подходить стилистически и ритмически для музыкального оформления большинства радио- и телевизионных программ.

Кроме того, записями оркестра Поля Мориа пользовались для музыкального оформления программ в фигурном катании, и, в частности, для танцев на льду. Олимпийский номер пары Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова включал две композиции Поля Мориа – «Melancolie» и «Ponteio».

Для них музыкальные программы готовил Александр Гольдштейн, который очень много использовал музыки Поля Мориа при оформлении научно-познавательных фильмов, кинофильмов, мультфильмов (в частности, мультсериал «Ну, погоди!»). Гольдштейну принадлежит и выбор мелодии «Alouette», с которой 30 с лишним лет на телевидении просуществовала заставка кинопрограммы «В мире животных».

Еще одна заставка-долгожитель была у кинопрограммы «Кинопанорама». Запись «Pardonne-moi ce caprice d’enfant» в исполнении оркестра Поля Мориа для нее предложила музыкальный редактор Тамара Коробкова, которая также оформляла программу «В мире животных»:

— В самом начале 70-х годов, когда телевидение стало переходить на «цвет», мы начали менять все «шапки» наших программ. В ГДРЗ имелась большая фонотека, в которую стекались записи из разных стран. Там мне часто помогали и любезно сообщали о новых интересных поступлениях. Так что у меня была возможность использовать в фирменных телевизионных передачах эксклюзивную музыку. Оркестр Поля Мориа считался номером один, поэтому я без сомнения использовала его запись. Мы получали много благодарных откликов от телезрителей.

ПОВСЮДУ ЛИ ПОЛЬ МОРИА?

В 70-х Музыкальную редакцию Всесоюзного радио заваливали письмами рассказать кто исполнитель музыки из «В мире животных» и «Кинопанорамы». Передача «Музыкальный глобус» отвечала на такие письма. И все-таки «туман» не уменьшался.

Александр Игнатов, тележурналист:

— В 1972 году я пришел из армии и мне знакомые давали у кого-то переписанные катушки с оркестром Поля Мориа. Никаких выходных данных о названии, хронометраже на коробках не значилось. И мне приходилось слушать мелодии и запоминать их как мог. Допустим так: «скрипки, солирует фортепьяно» — лишь бы только отличать.

Потом сам начал писать с радиоэфира. «Маяк» раньше назывался «информационно-музыкальным каналом». По нему в день шли две 25-минутные передачи с перерывом на новости. Рубрика называлась «Играет эстрадный оркестр зарубежных стран».

Потом появились тематические передачи по странам, по новинкам, а потом вообще появились оркестровые блоки. Например, 25-минутный блок «Играет оркестр Берта Кэмпферта (ФРГ)». Или объявляли: «Сегодня вы послушаете новые записи — приложение к передаче «Музыкальный глобус», оркестр Раймона Лефевра (Франция)». Хорошо, что называли, как имя дирижера… поскольку в репертуарах оркестров Каравелли, Ф. Пурселя, П. Мориа оказалась масса одних и тех же мелодии по-разному аранжированных: «El condor pasa», «Mamy blue», «Alouette»…

Позже, когда я стал работать в системе Гостелерадио, по удостоверению сотрудника я заходил на улицу Качалова. Картотека была огромной. Смешно, но все названия на карточках были написаны по-русски – и все было переврано! Например, песню «Cоmme garcon» перевели как «Мальчик», а автора песни — Дюмас вместо Дюма.

Некоторые записи советских оркестров до сих пор путают с музыкой оркестра Поля Мориа. Это касается композиции, прозвучавших с экрана телевизоров. Так, часто ошибаются в отношении инструментальный пьесы Виктора Кулакова «Поезд в 1:30» в исполнении оркестра Ленинградского мюзик-холла п/у Станислава Горковенко, а также считается, что музыку Виктора Зубкова из кинофильма «Цыган» записал не оркестр Госкино СССР под управлением Сергея Скрипки, а именно Поль Мориа во Франции. Даже актеру Владимиру Высоцкому, часто бывавшему во Франции, приходилось опровергать свое сотрудничество с Полем Мориа.

Полю Мориа также часто приписывают авторство популярных мелодий в исполнении его оркестра, таких как «Жаворонок» («Alouette»), «Крестный отец» («Godfather»), «Шербурские зонтики» («Les parapluies de Cherbourg»), «Воздушная кукуруза» («Pop corn»), «Одинокий пастух» («The lonely shepherd») или тема «Голубой устрицы» («El bimbo») из американской комедии «Полицейская академия».

Бывает также наоборот: авторскую композицию Поля Мориа «Alla figaro» безуспешно разыскивают в произведениях Моцарта.

Александр Игнатов, тележурналист:

— Музыкальные редактора и оформители на свой вкус добывали что-то интересное. Авторских прав никто не соблюдал. Все было запрещено и шло в эфир анонимно. Ну а самым беспрецедентным случаем стал сериал про волка и зайца «Ну, погоди!».

Из-за неразберихи многое стали приписывать Полю Мориа. Например, мелодию из «прогноза погоды» — «Manchester and Liverpool», исполненную оркестром Франка Пурселя. Первый эфир информационной программы «Время» состоялся в ночь с 1967 на 1968-й год и одновременно после нее прогноз погоды с этой мелодией. Что самое интересное, люди стали смотреть в основном «погоду». Как же! При дефиците хорошей музыки сейчас такая классная мелодия заиграет. А как называется мелодия? Как, как! «Погода» — называется!

МУЗЫКА БЕЗ ГРАНИЦ

Проблем с использованием записей оркестра Поля Мориа, как правило, не возникало. Поль Мориа хорошо зарекомендовал себя, написав песню о русской революции «Quand fera-t-il jour, camarade?» для Мирей Матье, также вошедшую в репертуар хора Красной армии. Тем не менее, были запрещены определенные музыкальные темы «тлетворного» запада.

Продолжает Александр Игнатов:

— В начале 80-х годов у нас на московском канале появилась рубрика, которая называлась бесхитростно — «Реклама». Она состояла из 15 киносюжетов: «Покупайте пылесосы», «Храните деньги в Сбрекассе», «Летайте «Аэрофлотом»» и т. п. Для нее нужно было придумать заставку. И вот мы месяц-два ее придумываем. Из какого-то мультфильма я взял спектр — вращающийся круг из середины, которого выходят волны и лучи, в ритм потом подбиралась мелодия. В радиофонде я подобрал кусочек мелодии из фильма «Emmanuelle» в исполнении оркестра Поля Мориа, в котором вступает соло на гавайской гитаре. Когда мы сдавали заставку нашему руководству, он раз десять ее все слушал и слушал, а потом говорит:

— Не знаю, но где-то я эту музыку уже слышал. Как называется?

— А мы тоже не знаем. Написано: ансамбль электромузыкальных инструментов под управление Вячеслава Мещерина.

— А, ну это наш! А он «залитован»?

— Этого не знаем. То ли он — автор музыки, то ли эта вещь — обработка.

Рубрика «Реклама» с нашей заставкой шла в эфире каждый день целых два месяца.

И вдруг меня называют на ковер к начальству. Иди, говорят, там главный и его два зама орут: «Вы что там порнографию развели?». Дело в том, что вышел из больницы его заместитель, которому шел уже 7-й десяток. Я зашел.

— Вы сума сошли? Я сам смотрю это видео под одеялом дома, чтобы никто меня не увидел. Людям срок за это давали!

На другой день он принес видеокассету с фильмом и говорит, что музыка один-в-один, только в фильме звучит беднее.

Я ответил, что музыка не имеет границ. На это он мне показывает список запрещенных песен на Гостелерадио с музыкой из фильмов «The Godfather», «Love story», «Doctor Jivago», все песни «ABBA» (за то, что они выступили на день рождения у президента Рональда Рейгана), весь «The Beatles» и прочая рок-музыка… В конце 70-х — начале 80-х только при упоминании «Queen», «Led Zeppelin», «Rolling Stones» говорили, что можешь завтра на работу не выходить.

Но в радиофонде на улице Качалова все же существовала неофициальная картотека. В коробке с безобидной надписью «играют венгерские друзья» могли преспокойно храниться запрещенные фонограммы. Тем более некоторые записи не выдавали редактора, кроме как на свой персональный страх и риск. В этом случае на карточке специально помечалось: «без разрешения не выдавать».

ГАСТРОЛИ В СССР

Еще в 1967 году во время гастролей французского мюзик-холла «Olympia» Поля Мориа могли видеть зрители Москвы, Ленинграда и Казани за пультом дирижера в качестве аккомпаниатора Мирей Матье. В 1978 году с 10-летним запозданием Москва встречала его как дирижера собственного оркестра. Этому приглашению мы обязаны председателю общества «СССР-Франция» композитору Никите Богословскому.

Вспоминает близкий друг Н. Богословского композитор Оскар Фельцман :

— Богословский дружил с Мишелем Леграном. Ко многим своим французским коллегам он ездил в Париж, как ездят на трамвае. Я уже знал, что существует такой оркестр, но ничего не знал о самом Поле Мориа. Его оркестр выделял за то, что этой музыке присуще большое мелодическое начало. Музыка может быть быстрая и медленная, торжественные и танцевальная. Во главе любого произведения у Поля Мориа всегда стояла прекрасная мелодия. Мне это созвучно как композитору.

Я сочиняю музыку, самостоятельно делаю аранжировки, мои мелодии аранжировали другие. Но я знаю, что в нашей стране не было такого уровня аранжировщиков каким был Поль Мориа. Дело в том, что у нас не было традиций, которые существовали на Западе и благополучно там развивавшихся. У них шел эволюционный процесс – естественная смена музыкальных стилей, смена звучания оркестров. Когда во Франции был расцвет, в нашей стране еще в 60-х и 70-х в буквальном смысле в каждой инструментовке находили джаз, и так пропагандировался советский стиль в песне и музыке.

Гастроли Поля Мориа в СССР вызвали ажиотаж. Билеты по номинальной цене 5 рублей невозможно было купить — их реализовали еще за месяц до начала гастролей, а у спекулянтов имелись пригласительные билеты по немыслимым ценам. До своего выхода на сцену Поль Мориа даже не подозревал насколько его музыка известна в СССР.

В течение гастролей была организована телевизионная съемка Поля Мориа и его музыкантов в студии телецентра «Останкино». Снятый материал показали по Центральному телевидению в «Голубом огоньке» в том же 1978 году.

Продолжает Игорь Карпов:

— В советское время оркестры Конниффа, Ласта, Мориа, Папетти имели популярность потому, что они играли так, как наши музыканты играть не умели и не могли. В их звучании чувствовался «свободно-конвертируемый» западный шик. Наше государство опекало академическую и народную музыку, а эстрадной музыке, песне не давало развиваться. Аранжировщик в нашей стране, даже если он и был талантлив, за свою работу получал жалкие деньги и пребывал в безвестности. Слава и почет отдавалась, прежде всего, композиторам. На западе — в мире капитала были мощнейшие звукозаписывающие компании, которые, начиная с 50-х годов, вкладывали средства в талантливых аранжировщиков и делали из них суперзвезд. Так «CBS Records» записывали оркестры Перси Фэйса и Рэя Конниффа в США и Каравелли во Франции, немецкая компания «Polydor» выпускала диски Джеймса Ласта и Берта Кэpмпферта, а у фирмы «Philips» был контракт с Полем Мориа. У всех этих талантливых музыкантов, помимо свободы творчества, были современная техническая и финансовая поддержка, позволяющие выпускать качественный продукт и продвигать его по всему миру. Конкуренция тоже способствовала повышению качества. На Западе это была огромная индустрия. А что у нас? Аранжировке такого внимания как на Западе никогда не уделялось. Да и такого количества эстрадных оркестров, как, например, в Америке у нас не было. Мало того, один из лучших советских оркестров Вадима Людвиковского и тот разогнали. Талантливых звукорежиссеров тоже было очень мало.

В телевизионном интервью передаче «Международная панорама» Поль Мориа сказал:

— Очень рад, что мой оркестр понравился советским слушателям. Я охарактеризовал бы манеру игры своего оркестра как сочетание романтически звучащих скрипок с контрастной группой инструментов, поддерживающих четкий ритм.

Многие исполнители подходят к музыке часто коммерчески – лишь бы преуспеть. Мой же критерий – талантлив ли композитор, оригинальна ли его музыка. И тогда только приходит успех.

Действительно, фирменное звучание оркестра очаровывает слушателя. Мелодии из разных стран самых разнообразных жанров окрашены единым выразительным авторским почерком. В исполнении оркестра Поля Мориа музыка всегда эмоциональна, это — смесь экспрессии и глубокой лиричности. Сильной стороной собственной музыки Поля Мориа («Nocturne» , «Thinking of you»…) и его аранжировок является их повествовательность. И в ней близкая нам философия красоты и гармонии, выраженная в звуке.

В середине 80-х в системе Гостелерадио изменилась политика по музыкальному оформлению. В связи с усилением контроля за отчислениями по авторским правам стали отдавать предпочтение музыке отечественных авторов. Зазвучало много электронной, синтезированный музыки и все реже — оркестровой.

КАК ВЫПУСКАЛИСЬ ЗАПИСИ ПОЛЯ МОРИА

В середине 70-х Всесоюзная фирма грамзаписи «Мелодия» осуществила выпуск первых двух советских виниловых дисков оркестра Поля Мориа . Диски выходили без аннотаций, с коряво переведенными на русский язык названиями мелодий. «Музыка из кинофильмов» — повторяла французский сборник «Les grandes musiques de films» (P.1973), вторая — «Оркестр Поля Мориа» — американский альбом «Gone is love» (P. 1970). Выпуски не были лицензированы «Philips», но именно благодаря ним оркестр Поля Мориа стал гостем в каждом доме.

Также выпускались сборники «Танцуем без перерыва» (С. 1973), «Парад оркестров» (С. 1975), включающие музыку оркестров П. Мориа, Дж. Ласта, Х. Штрассера, Т. Спенсера, А. Костелянца и других.

Вспоминает звукорежиссер Доминик Понсе о визите в Москву:

— Вообще у Поля не было никаких причин быть известным в СССР, потому что невозможно было издавать официально его записи. Он был удивлен, когда нашел некоторые свои альбомы в ГУМе. Эти диски были сделаны, я бы сказал, кустарно и выпущены без разрешения и соблюдения его авторских и исполнительских прав!

Он знал, что ничего не может сделать. С другой стороны, я думаю, он был счастлив побывать в России. Вы знаете, Поль был весьма богат, даже больше, чем вы можете себе представить, но всю жизнь голосовал за компартию Франции.

Делала ли фирма «Мелодия» Полю Мориа предложение о сотрудничестве – доподлинно неизвестно. Это было возможно только в индивидуальном порядке как поступили с Рэем Конниффом в 1974-м и Каравелли в 1982-м, которые приезжали в Москву для записи своих «русских» альбомов.

После гастролей проходила информация, что Поль Мориа заявлял, что планирует записать диск с музыкой советских композиторов. Однако – не случилось. Могли идти такие разговоры, но видимо «выписать» Поля Мориа из Парижа стоило бы больших трудов.

Говорит Доминик Понсе:

— Я не думаю, что Поль согласился бы записываться в студии «Мелодия». Он вообще не мог работать с теми, кто не понимал методов его работы. Кроме того, препятствием стал бы языковой барьер. Он мог работать с теми, кто не говорил по-французски, но, по крайней мере, понимал английский.

Уже после гастролей в СССР при посредничестве внешнеторгового объединения «Международная книга» в 1980 году все-таки вышли две лицензионные грампластинки оркестра Поля Мориа: «Бабье лето» — альбом «L’ete Indien» (P.1975) и сборник «Под музыку Вивальди»(C.1979). По условиям лицензионного соглашения с «Philips» диски должны были выпускать небольшим тиражом (не более 30.000 экземпляров каждого) без права повторного тиражирования. Эти диски уже выпускались в индивидуальных конвертах и были в большом дефиците. Однако печатали их все шесть заводов — Московский опытный завод «Грамзапись» (МОЗГ), заводы в Апрелевке, Ленинграде, Риге, Тбилиси и Ташкенте — вплоть до 1989 года.

С 1993 года на принадлежавшем фирме «Мелодия» опытном заводе «Грамзапись» в Москве начали выпускаться неофициальные компакт-диски, в частности, с музыкой оркестра Поля Мориа. Первым делом так были переизданы советские винилы «Музыка из кинофильмов», «Бабье лето» и «Под музыку Вивальди». В то же время появились переиздания избранных альбомов и сборников 80-х и 90-х: «Transparence» (P.1985), «Classics in the air / vol. 1-3» (P.1985, 1986, 1987), «Nagekidori» (P.1987), «Best of France» (P.1987), «Love is blue» (C.1987), «Iberia» (P.1989), «Nostaljazz» (P.1991), «Emotion» (P.1993).

Кроме того, в Москву из Болгарии и Китая поставляли пиратские CD низкого качества, а иногда и явный неиграющий брак. На основе всех этих изданий ежегодно появлялись многочисленные компиляции вроде «The best of Paul Mauriat», «Diamond collection», «The very best of classics», «Forever gold», «French hit collection», выпускающиеся известными и не очень известными компаниями по лицензии Российского авторского общества (РАО). По данным нашего клуба всего в России выпущено более 90 наименований пиратских CD.

Первая MP3 CD коллекция появилась в 1999 году, с тех пор подобные издания захватили музыкальный рынок России. При этом компания-правообладатель «Universal music Russia», преобразованная из российского отделения «Polygram», смогла выпустить только 4 лицензионных CD ограниченным тиражом.

Музыкальный рай на прилавках торговых точек 90-х и 2000-х на сегодняшний день меркнет перед изобилием музыки в Интернете, которое компенсирует зачастую ее полное отсутствие в формате CD.

Музыка Поля Мориа обладает удивительным свойством привлекать внимание многих людей, словно она — искрящийся бриллиант, искусно обточенный Мастером. До сих пор десяток мелодий оркестра Поля Мориа приходится мельком слышать в программах телеканалов и рекламных роликах. Нередко звучат они и на волнах радиостанций таких как «Культура», «Classic», «Retro FM». Записи 70-х можно слышать в московском метро, их передает по громкой связи на эскалаторы местный радиоузел.

В 2002 году событием стали новые гастроли оркестра Поля Мориа в России, однако, уже без самого основателя. Концерты прошли в Москве и Санкт-Петербурге и были приурочены к 300-летию города на Неве.
Их инициатором и организатором стала промоутер из Санкт-Петербурга — генеральный директор компании «Реноме» Алла Кладова.

Мы не знакомы со всеми популяризаторами музыки Поля Мориа в нашей стране, но хотелось бы сказать им всем «Большое спасибо» за их выбор. А сколько «популяризаторов» сейчас в интернете, выкладывающих для скачивания тонны музыки в MP3 на музыкальных форумах, в блогах! Страшное дело!

Некоторые (неполные) данные о использованной музыки оркестра Поля Мориа:

На советском и российском телевидении

в кинопрограмме «В мире животных» (Центральное телевидение, 1-й канал «ОРТ»)

«Colombe ivre» (заставка в начале 70-х, с рисованными жирафом и носорогом)

«Alouette» (заставка с 1974 по 2000 гг., с мультипликацией)

«Alouette» (заставка с 2010 г. без мультипликации)

кинопрограмма «Кинопанорама» в 70-е и 80-е гг. (Центральное телевидение)

«Pardonne-Moi Ce Caprice D’Enfant»

передача «Советский Союз глазами зарубежных гостей» (Центральное телевидение)

«Un banc, un arbre, une rue» (заставка)

передачи «От всей души» в 70-х (Центральное телевидение), «Ищу тебя» и «Жди меня» в 90-е и 2000-е (1-й канал «ОРТ»)

«Mama»

ток-шоу «Пусть говорят» Андрея Малахова (Первый канал ОРТ)

«Nocturne», «Pearl fishers» (версии 1988 года)

межпрограммные заставки Центрального телевидения в 70-е годы

«El Bimbo», «Godfater»

прогноз погоды в 80-е, завершающий информационную программу «Время» (Центральное телевидение)

«Toccata», «Un etranger sur la terre», «Abrazame»

в программе «Человек и закон» с 1996 г. по настоящее время (1-й канал «ОРТ»)

«Toccata and fugue in DM»

новостная программа «Служба информационного вещания» с 1993 по 1996 гг. (канал «Российские Университеты»)

«Nocturne» (ver. ’88)

В эфире советских и российских радиостанций:

в передаче «Музыкальный глобус» (радио «Маяк»)

«Un banc, un arbre, une rue» (заставка в 70-х)

в передаче «Запишите на ваши магнитофоны» в 1970 — 1972 гг. (радио «Маяк»)

«Un homme et une femme», «Winchester Cathedral», «Chant…Comme si tu devais» (Таким, каким ты станешь завтра (заставка в передаче), «Godfather», «Ticket to ride», «Long live love» (Да здравствует любовь), «Killing me softly with his song», «Let there be Freedom, Peace and Love» (Пусть царит мир, свобода и любовь), «Some you win some you lose» (Иногда ты побеждаешь, иногда ты проигрываешь)

в передаче «На всех широтах» в 1974 — 1975 гг. (радио «Маяк»)

«Mama, Plaine,ma plaine» (Полюшко-поле), «Gone is love» (Любовь ушла), «Mrs.Robinson», «Some you win, some you lose», «L`Avventura», «Colombe Ivre», «Let there be freedom, peace and love», «Let it be», «San Francisco» (Давайте поедем в Сан Франциско), «Long live love» (Да здравствует любовь), «Sympathy» (Сочувствие)

в передаче «Поющие меридианы» в 70-е гг. (радио «Маяк»)

«Alouette», «Colombe ivre», «Dalila», «Donne ton coeur, donne ta vie», «El condor pasa» (Песня индейца), «El bimbo», «Emmanuelle» (или просто «Мелодия»), «Godfather», «Good bye my love, good bye», «I will follow him», «Il etait une fois», «La reine de Saba» (disco ver. ‘76) (Королева из легенды), «L`Amerique», «Yellow river», «L`avventura», «L’orage», «Melancoly man» (Грустное настроение), «Mirabella» (Человек-оркестр), «Ne sois pas triste», «Pacific holiday», «Pardonne moi ce caprice d`enfant», «Pomme, рomme, рomme», «Pour un flirt», «Reviens, je t`aime», «Si tu t`appelles melancolie», «Some you win, some you lose», «Taka-takata», «Un etranger sur la terre», «Una paloma blanca», «Valse en Si mineur», «Katioucha» (Катюша), «Money, money, money», «Plaine, ma plaine» (Полюшко-поле), «Puppet on a string», «From Jupiter with love»

в передаче «По странам и континентам» (радио «Маяк»)

«Inch Allah» (заставка в 70-х)

в передаче «Мелодии зарубежной эстрады» (радио «Маяк»)

«Blue Sticks For A Rainbow» (была переведена как «Голубая радуга»)

в программе «Снимается кино» (радио «Юность»)

в передаче по заявкам «Музыкальный бар» в 1994 — 1999 гг. («Радио России — Ностальжи»)

«Toccata» (ver. ‘88), «Love is blue» (ver. ‘88), «Le piano sur la vague» (ver. ‘88), «Minuetto» (ver. ‘88), «Nocturne» (ver. ‘88), «Penelope» (ver. ‘88), «El bimbo» (ver. ‘88), «Pearl fishers» (ver. ‘88), «Last summer day» (ver. ‘88), «Gipsy river» (ver. ‘88), «Un home et une femme», «El bimbo» (ver. 74)

на сегодняшний день более 170 трэков используется в эфирах FM радиостанций Москвы: «Культура», «Classic», «Русская служба новостей», «Retro FM», «Монте-Карло», «Говорит Москва», «Best FM», «Радио 7», «Радио России»…

В кино и анимации:

Песня «Mon credo» в исполнении Мирей Матье в сопровождении окестра Поля Мориа в кинофильме «Три тополя на Плющихе» («Киностудия им. М. Горького», 1967).

Песня «Viens dans ma rue» в исполнении Мирей Матье в сопровождении окестра Поля Мориа в кинофильме «Журналист» («Киностудия им. М. Горького», 1967).

«Mama» в кинофильме «Был месяц май» (киностудия «Мосфильм», 1970).

«Melancholy man» в телефильме «Вашингтонский корреспондент» (киностудия «Беларусьфильм», 1972)

«Sympathy» в киноальманахе «В один прекрасный день» (киностудия «Азербайджанфильм», 1976)

«My sweet Lord» в телевизионном фильме «Семья Зацепиных» (Творческое объединение «Экран», 1977)

«Toccata» в кинофильме «Такая она, игра» (киностудия им.Довженко, 1977)

«Les volets clos», «C’est la vie… Lily» в короткометражном фильме «Бабочка» (киностудия «Грузия-фильм», 1977)

«I say a little prayer», «El Bimbo», «Jesus Cristo», «Comme un soleil» в кинофильме «Кузнечик» (киностудия им. М. Горького, 1978).

«Les moulins de mon Coeur», «Holydays» в кинофильме «Молодая жена» (киностудия «Мосфильм», 1978).

«Raindrops keep falling on my head», «Home again» в короткометражном фильме «Удача» (киностудия «Грузия-фильм», 1980)

«Bessame mucho» в кинофильме «Москва слезам не верит», часть 2 (киностудия «Мосфильм», 1979)

«Taka-takata» и «Viens, viens» в телефильме «Каникулы Кроша» (Творческое объединение «Экран», 1980)

«Alouette» в документальном фильме «Кот и клоун» о артисте цирка Юрии Куклачёве (Т/о «Экран», 1984)

The YouTube ID of OYj5CJ_Lfb8?t=38m50s is invalid.

«Isadora» в телевизионном фильме «Всего один поворот» (Одесская киностудия, 1986)

мультфильмы:

«Tante agathe» в мультипликационном сериале «Ну, погоди» (киностудия «Союзмультфильм»)

«Tante agathe» и «In the summertime» в мультипликационном фильме «Заколдованное слово» (T/O «Экран», 1976)

«Godfather» в мультипликационном мультфильме «Контакт» (киностудия «Союзмультфильм», 1978)

Запись опубликована в рубрике Новости / Articles & News. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

15 комментариев на «Из истории музыки Поля Мориа в России»

  1. Оля говорит:

    Большое спасибо! Прочитала с огромным интересом! Почти вся информация была для меня в новинку, как довольно «молодому» поклоннику Поля Мориа. Спасибо!!

  2. Артур говорит:

    Спасибо за материал «Из истории музыки Поля Мориа в России».
    Автор проделал колоссальную работу по сбору информации, установлению личных контактов. Впервые делается попытка рассказать о феномене эстрадно-симфонических оркестров в увязке с издательской политикой («история каждый раз повторяется, меняются только носители звука») и политической ситуацией в стране. Материал изобилует ссылками, фоно- и видеоиллюстрациями, что ещё больше повышает его ценность.
    Упоминая многочисленных «популяризаторов» творчества Поля Мориа, автор благодарит всех. Их подвигал не расчёт, а «святая к музыке любовь»…

  3. Валера123 говорит:

    1. Спасибо за статью!

    2. Особо выделю раздел о передаче «Запишите на ваши магнитофоны» (ЗНВМ).

    3. Очень хотелось бы увидеть и прочитать воспоминания об этой передаче Григория Либергала!

    Удачи и процветанию Вашему сайту!

  4. Игорь говорит:

    С большим интересом прочитал статью, тем более был соучастником событий, описанных в статье (слушание зарубежных радиостанций, коллекционирование пластинок), лет то мне много. И как же много радости и счастья это приносило. С большой ностальгией вспоминаю те времена. Сейчас все можно купить или скачать через интернет, а особой радости это не приносит, но слушая оркестры Мориа, Пурселя, Каравелли и т.д. переносишься в те времена. Побольше таких статей.
    С уважением Игорь

  5. Андрей (С-Пб) говорит:

    Спасибо, Дима! Прочитал на одном дыхании. Почему-то очень нравятся такие статьи про наше «светлое прошлое». Сразу вспомнились папины катушки, которые он записывал на 9см/сек на магнитофоне Чайка-66 (гадость редкостная). Тогда на фоне простых пометок «Заруб. эстрада» оркестр Мориа всегда выделялся. И таки да, мелодия «Поезд в час тридцать» тоже была обозначена как его оркестр. Меня в этом вопросе просветил ведущий питерской радиостации «Канал МЕЛОДИЯ», в эфире которой тоже очень часто звучали записи как с компактов, так и с пластинок.

    После таких мемуаров очень хочется, чтобы светлые умы все-таки изобрели машину времени…

  6. Дмитрий говорит:

    Дорогие друзья, добрый день! Хочу сделать небольшое уточнение -по поводу записей советских оркестров , которые принимали за записи оркестра Поля Мориа: пьесу Виктора Кулакова»Поезд в 1.30″ , действительно , исполнил оркестр п/у Станислава Горковенко , но оркестр носит совсем другое название -Эстрадно-симфонический оркестр Ленинградского радио и телевидения , а не мюзик-холла (пластинка «Будь со мной» , выпущенная на «Мелодии» в 1983-м) , а оркестром Госкино на записи музыки Вмктора Зубкова к к/ф «Цыган», в частности-мелодией «Встреча» дирижировал не Георгий Гаранян, а Сергей Скрипка (миньон «Музыка Виктора Зубкова из к/ф «Цыган», выпущенный на «Мелодии» в1981-м.

  7. Дмитрий говорит:

    Дорогие друзья ,добрый день! Хочу внести некоторые уточнения : во-1-х, в т/ф «Каникулы Кроша» звучит не «Riens ,riens «, а «Така таката»,во-2-х передача Музыкальный глобус » выходила не на «Маяке» , а на 1-ой программе радио и в-3-х — как говорится -и вы туда же -это по поводу «El bimbo» : не надо , пожалуйста , отождествлять эту красивую мелодию с этим пошлейшим фильмом!!! Она родилась на10(десять!) лет раньше-в 1974-м,а «фильм» вышел в 1984-м!Авторы сией «комедии», использовав её в своей поделке, опошлили мелодию , сделав её символом геев. P.S. В 1974-м создатели «Полицеской академии» ещё в старшую группу садика ходили

  8. Уведомление: ТВх

  9. Владимир говорит:

    Одно замечание: не было такого дирижера — Каравелли! Когда Клод Вазари приехал на гастроли в СССР и к нему в передаче «С добрым утром!» обратились «Месье Каравелли!» — он захохотал, а потом объяснил, с чем связано это недоразумение. Так что — оркестр Каравелли, дирижер Клод Вазари.

    • mauriat88 говорит:

      Любопытная информация. «Клод Каравелли» тем не менее писалось на советских пластинках. О том что Вазори пишет музыку под своим именем и выпускает пластинки он не упомянул в передаче?Расскажите подробнее что он еще рассказал и как была построена програма сего участием.

  10. Владимир говорит:

    К сожалению, подробностей не помню. Гастроли оркестра Каравелли состоялись во второй половине 1970-х, тогда же по радио прошла и эта передача. Данный факт запомнился потому, что я сам был твёрдо убеждён, что оркестром руководит дирижёр Каравелли. И ведущая программы «С добрым утром!» (передача шла по воскресеньям с 9.00 до 10.00 по Первой программе радио) ещё до включения записи интервью предупредила, что нас ожидает неожиданный сюрприз. Сюрприз был действительно что надо — поэтому я всё чётко запомнил. Сам дирижёр объяснял это название итальянской вариацией слова «Каравеллы», но почему оркестр было решено назвать именно так — не помню, увы. Вроде бы там был намёк на итальянские корни дирижёра. Почему же на конвертах писалось «Клод Каравелли» — объяснить могу только общей неинформированностью у нас в стране о данном факте.

    • mauriat88 говорит:

      Каравелли гастролировал в СССР летом 1981 г. по приглашению Госконцерта. Знаю, что в ГЦКЗ «Россия» бережно хранят альбом, где есть страничка посвященная этим гастролям. И есть гастроли Поля Мориа освещались достаточно хорошо (пресса, ТВ), то вот гастроли Каравелли видимо прошли как-то уж совсем незаметно.

  11. Дмитрий говорит:

    Уважаемый Владимир! Как ни печально , но Вы ошибаетесь ! Кто Вам рассказал данную байку про этого французского музыканта ? Его — Каравелли -пластинки так и подписывались- «Каравелли и его гранд-оркестр » , просто «Каравелли» , «Каравелли и его великолепные скрипачи» и т.д. Если Вас не затруднит , кликните в гугле » Каравелли» , например . «дискография» — сами убедитесь . Под фамилией Вазори выпускал пластинки сын маэстро- Патрик , кстати . до последнего времени бывший одним из аранжировщиков оркестра своего отца. И про » неинформировнность» — видимо ,фирма CBS ( Си-би-эс) , на которой маэстро до конца 90-х записывал свои пластинки , тоже была не в курсе и не знала , как ПРАВИЛЬНО подписывать пластинки маэстро

  12. Владимир говорит:

    Не спорю, возможно и так. Я, как говорится, «за что покупал, за то и продаю». Возможно, что на Первом канале радио тоже могли что-то напутать. Я, если честно, никогда не был «фанатом» Каравелли и не следил пристально за его биографией.

    • mauriat88 говорит:

      Вазори-Каравели как бы раздваивался в своем творчестве. Под псовдонимом Каравелли его знают как мастера легкого жанра, а как Клод Вазори он знаком поклонникам психоделического рока, имея в дискографии с десяток пластинок на специализированных французских и английских лейблах. Тогда как Поль Мориа и другие его коллеги только иногда брали себе псевдонимы по разным причинам, Каравелли их всех превзошел в создании образа. Настоящего Возори невозможно опознать в Каравелли, и наоборот. Естественно, слушая записи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy this password:

* Type or paste password here:

51,129 Spam Comments Blocked so far by WP Spam Stop for WordPress